Россия, Беларусь, Украина, Узбекистан
Товар добавлен в корзину
Версия для незрячих

Притча | «Про яйца»

TsIPLYoNOK2.jpg
14.02.2024 00:00 Просмотров: 366

Пять десятков яиц лежали в корзине и тихонько переговаривались. Те, кто знает язык яиц могли бы их слушать и в подлиннике, а для всех остальных постараюсь приблизительно передать точный смысл их слов. (Б — белое, К — коричневое яйцо)

К №1:
- Как можно нас, отборно–коричневых, складывать с этими белыми отбросами первого и второго сорта? Ну какой безумный индивид мог до такого додуматься?

К №2:
- И не говори, брат. Я из-за огромного количества этих недозародышей не могу спокойно лежать и размышлять о вечности нашей отборной жизни. Их ведь так много, и они так дурно пахнут.

Б №1:
- Ребята, вы бы очень не задавались. Вы ведь лежите сверху, а это значит, что пойдете в расход в первую очередь. А до нас очередь может вообще не дойти. Вы же такие толстые и сытные, что мы думаем, вас и без нас хватит.

К №1:
- Я бы на вашем месте, сидел тихо и не пытался бы даже звуки произносить, не то что разговаривать. Вы хоть знаете, что если что (Тьфу-Тьфу-Тьфу, конечно) за одно битое отборно–коричневое яйцо двух небитых второсортов возьмут. А это лишний раз говорит о нашей избранности.

Б №2:
- А можно я кое-что скажу? - послышался голос из второго десятка яиц второго сорта.

Б №1:
- Ну ладно уж, валяй, а то от вас никто никогда не выступает, все мы с первыми высказываемся.

Б №2:
- Мне кажется, что мы все избранные. Потому что мы яйца. Просто у всех было разное детство, а у нас, второсортов — самое тяжелое. Но винить нас за это просто глупо. Ведь есть же хорошая яичная поговорка, что яйца свое детство, а тем более свою курицу, выбирать не вправе. Так что вместо того, чтобы словами бодаться, нам следовало бы совместными усилиями вылезти из этой корзины и найти подходящую курицу, которая могла бы нас высидеть.

Тут его речь прервал предводитель яиц первого сорта:
- Прежде, чем мы будем что-то делать совместно, а именно об этом, я так понял, шла речь, предлагаю всем пройти тест на сальмонеллез и рентген на овоскопе. Так как есть мнение, что не каждое яйцо является яйцом в полном смысле этого слова. И уже после получения справок от врача о чистоте яйцевой расы и принадлежности хоть к какому-то полу можно будет дальше решать вопрос о воссоединении.

Тут, в свою очередь, почему-то забеспокоились отборно–коричневые. Они приняли последнее предложение о поголовном медицинском осмотре как личную обиду и отказались, всем коллективом. Так как, по их мнению, уже один цвет скорлупы должен говорить о том, кто есть кто, и кто здесь здоров. В свою очередь, они выдвинули контрпредложение. Которое заключалось в том, что всем белым, вне зависимости от сортности, необходимо перед медицинским осмотром сначала сделать частичное вскрытие черепной коробки для визуального определения наличия в ней достаточного количества мозгов для соединения с отборно–коричневыми.

Вдруг все услышали тихий голос невесть откуда взявшегося пожилого вундеркинда третьей категории. Он хотел обратить внимание всех присутствовавших не столько на цвет скорлупы и категорийность, а сколько на то, где они все находятся: «Еще от своего учителя философии я слышал то, что не кладут все яйца в одну корз …»

Ему не дали договорить и вытолкали из корзины наружу с криками: «Такому яйцу не место здесь!»………..

………И только немногие уцелевшие после того, как корзина попала под колеса проезжающего мимо трамвая, смутно начали скорее догадываться, чем понимать то, что мудрец был прав.

И скорее всего они сложили песню, в которой говорится о маленьком, только что вылупившемся, цыпленке, расхаживающем среди гор побитых и растекшихся по трамвайным рельсам яиц и поющем о том, что теперь он хо тел бы побыть сначала жареным, потом пареным цыплёнком и в результате, несмотря ни на что, остаться жить дальше.